Рацион из пробирки.

Главная » Новости » Рацион из пробирки.

Ученые верят в генно–модифицированную продукцию, а государства — нет. Поэтому из всех новых технологий ГМО показывает самый слабый рост мирового производства: +3,2% ежегодно. В России такие проекты вообще запретили 2 года назад. "ДП" пообщался с участниками рынка АПК и выяснил, как сказался отказ от "искусственной" пищи на продовольственном потенциале страны и какие альтернативы может предложить наука.

Мальтус был не прав. Неконтролируемый рост народонаселения к голоду не привел, зато привел к появлению новых технологий для агропрома. Одна из них — ГМО. Начиная с 1974 года биоинженеры экспериментируют, наделяя сельхозкультуры новыми признаками: например, устойчивостью к гербицидам, вредителям и вирусам. Это не только решает проблему голода, но и удешевляет производство. Так, опубликованное в научном журнале Plos One исследование 2014 года показало, что благодаря возможностям генной инженерии урожай фермеров возрос на 22%, а прибыль увеличилась на 68%.

Вопреки устоявшимся мифам, технология используется в самых разных сферах. Особенно хорошо это видно на примере фармакологии: с помощью генной инженерии учеными был создан рекомбинантный инсулин, без которого лечение диабета уже почти невозможно представить. Кроме того, ГМ–препараты применяются в лечении поздних стадий рака.

В пищевой промышленности ГМ–продукты могут быть даже полезны для здоровья человека, уверены представители национальных академий науки, техники и медицины США. Несколько лет назад ученые организовали самое крупное исследование ГМО, изучив около 900 научных работ на тему трансгенных культур. В результате они пришли к выводу, что у потребителей ГМО снижается число инсектицидных отравлений и в ряде случаев повышается уровень витаминов в организме. Например, генетически модифицированный "золотой рис" был разработан для населения стран Африки и Азии, где был зафиксирован дефицит витамина А.

Жизнь без модификаций

В России выращивание ГМ–растений и разведение генетически модифицированных животных было запрещено законом 2 года назад. В качестве исключения можно использовать ГМО для экспертизы или в научных исследованиях. А вот к продаже такой продукции претензий у наших законодателей нет и ввозить ее в страну формально тоже можно, если нет специального запрета.

На вопрос, какие изменения повлек за собой запрет ГМО, местные агрономы лишь пожимают плечами. Михаил Горбаченков, исполнительный директор ООО "Центр биотехнологии и селекции растений", считает, что никак: "При существующем положении дел всем всего хватает. России хватает своего хлеба, даже на экспорт вывозится. Поэтому вопрос об использовании ГМ–сортов не будет острым, пока население не начнет расти высокими темпами". Однако специалисты ставят под вопрос процедуру контроля выполнения закона. "Невозможно к каждому полю приставить инспектора, который будет проверять, где посажены ГМ–сорта, а где — традиционные. К тому же экспертиза, выявляющая ГМО, довольно дорогостоящая", — добавляет Горбаченков.

Петербургские агрономы на ГМО тоже ни разу не жаловались, говорит президент региональной ассоциации фермерских хозяйств и кооперативов Михаил Шконда. Но это не значит, что проблемы не существует. По словам эксперта, отечественный агропром находится в зависимом положении от иностранных производителей. "90% кур и рыбы на нашем рынке изначально выведено за рубежом. Я подозреваю, что предлагаемая зарубежными партнерами продукция, по крайней мере некоторая, — результат генной инженерии. Например, к нам привозят форель, которая на 99% несет икру, то есть 99% рыб — самки. Потом эту икру нельзя оплодотворить повторно, то есть икра одноразового использования получается. Какой считать эту продукцию? Но, если мы уберем с рынка зарубежный сельхозпродукт, у нас возникнет серьезный дефицит", — жалуется фермер.

Свое не ценим

Альтернативу запрещенному в России ГМО видят в селекции. Считается, что это более "натуральный" способ получения продукции с нужными свойствами. Однако ее возможности существенно ограничены. "Ни при каких обстоятельствах при использовании традиционных методов селекции вы не получите организм с теми свойствами, которыми обладает ГМО", — рассказал "ДП" Михаил Горбаченков. Но даже в селекции растений Россия отстает от США, Японии и Европы приблизительно на 30–50 лет. "Опыт использования отечественных сортов за рубежом есть, но весьма скромный. В частности, в Финляндии используют некоторые сорта плодовых и ягодных культур, но это не современные сорта, а старые советские или даже дореволюционные. Пока конкурентоспособными на мировом рынке являются современные российские сорта жимолости. Возможно, есть примеры и по другим культурам, но они немногочисленны", — говорит Горбаченков.

Проблему подтверждают и ученые. В отрасли, по их словам, не хватает денег, кроме того, сказывается слабая подготовка молодых специалистов. Хотя в России есть хорошие разработки, агрокомпании отдают предпочтение зарубежным культурам из–за товарного вида. "Импортные фрукты и ягоды действительно могут быть крупными, блестящими, более привлекательными на вид. Между тем зарубежные сорта не всегда содержат достаточно полезных веществ и витаминов — в отличие от отечественных культур", — говорит Нина Краюшкина, старший научный сотрудник Института агроинженерных и экологических проблем сельскохозяйственного производства.

В агрохолдинге "Выборжец" "ДП" рассказали, что фаворитами в основном оказываются голландские сорта, поскольку в результате испытаний они показывают лучшие характеристики по сравнению с российскими агрокультурами. "Петербург находится в не лучшей световой зоне. Испытание гибридов культур длится около года. За это время агрономы могут увидеть, будет ли растение расти в наших условиях, а также оценивают урожайность", — пояснили в "Выборжце".

К слову, в Голландии, как и в большинстве стран Европы, выращивать ГМО тоже запрещено, за исключением определенных сортов. С 2016 года уже 138 нобелевских лауреатов подписали письмо с призывом прекратить борьбу с технологией. Но их пока не услышали.

 

Источник: www.dp.ru

Свяжитесь с нами

Горячая линия